Словарь русских иконописцев XI-XVII веков
   
   

ЛЕКСЕЕВ МИХАИЛ (уп. 1657–1693)

-

иконописец патриарха Никона, крестьянин вотчины Крестного монастыря, из д. Огрушинской Конецостровской волости. Отец иконописцев Саввы, Андрея, Василия и Козьмы Михайловых. С 1657 по 1661 г. работал в Крестном монастыре на Кийострове. В частности, в октябре 1659 г. “в 9 день, иконникам Ивашку Никонову, Мишке Алексееву, Ортюшке Добрынину” монастырь заплатил “за работу, что они писали в монастыре Ставросе… в церковь 14 икон праздников да пророков на однех цках… три тябла” (РГАДА. Ф. 1195. Оп. 1. Ед. хр. 18. Л. 40об).

В том же 1659 г. “Порожской волости иконнику Ивану Никонову да Михайлу Алексееву да Ортюшке Добрынину за работу, что они писали в монастырь Ставрос икон деисус, в меншие святые ворота Богородицу с пророками в трех лицах; в деисус в церкви — три иконы апостолов, четырнадцать икон праздников да пророков на однех цках. Дверь южную — убиение святого Стефана, да северную дверь — разбойника… десять деисусов на тридцати цках пядниц, четыре деисуса на однех цках долгих, десять деисусов пядниц по три лица на одной цки с престолом. Икону местную Иоана Златоустаго, три тябла, четыре столбца северных и южных дверей, и за тое работу дано им пятнадцать рублев” (РГАДА. Ф. 1195. Оп. 1. Ед. хр. 22. Л. 13).

В 1660 г. тем же монастырем “иконникам Михайлу Алексееву с товарищи к иконному письму выдано шестьдесят один лист золота двойного, четырнадцеть листов серебра листового, четыре фунта красок иконных” (РГАДА. Ф. 1195. Оп. 1. Ед. хр. 29. Л. 2). В росписи того же года “работных людей Чекуевской волости Крестного монастыря” сообщается: “…а свех тех людех осталось тягла… у Михаила иконника полторы осмин” (РГАДА. Ф. 1195. Оп. 3. Ед. хр. 73. Л. 5).

Сохранилась челобитная Михаила Алексеева, адресованная патриарху Никону, датированная 1660 г.: “Великому Государю, Святейшему Никону патриарху бьет челом сирота твой, Конецостровской волости Мишка Алексеев иконник. В нынешнем во 1660 году взят я, сирота, твоего Велика Государя святительского строения в Крестном монастыре для иконного письма. Есть, Государь, у меня, сироты твоего, деревенский участок в деревне Огрушинской полторы осмин… а человечешко я, сирота твой, один”. Далее Михаил Алексеев жаловался патриарху, что тягло это ему не осилить, поскольку вынужден уехать в монастырь. Челобитная заканчивалась просьбой: “Великий Государь святитель, смилуйся, пожалуй”. На обороте челобитной резолюция: “Когда он сам на монастырском деле, за что с него и нам работу спрашивать” (РГАДА. Ф. 1195. Оп. 9. Ед. хр. 208. Л. 1).

В октябре 1661 г. монастырь вновь расплачивался с иконописцами, в том числе платил и “иконнику Михайло Алексееву” (РГАДА. Ф. 1195. Оп. 1. Ед. хр. 28. Л. 30об).

В том же 1661 г. “отпущены в Воскресенский монастырь (Новоиерусалимский. — Ред.) с вотчин Крестного монастыря иконников три человека, да плотников двадцеть человек, да каменщиков тридцать пять человек, да кирпищиков…” (РГАДА. Ф. 1195. Оп. 1. Ед. хр. 38. Л. 12об).

В 1663 г. Михаил Алексеев подал еще одну челобитную патриарху Никону, на этот раз из Воскресенского монастыря: “Великому господину святейшему Никону патриарху бьют челом твои государевы сироты иконники Мишка Алексеев с товарищи. Жили мы и работали, работники твои, в твоем великого государя строении в Крестном монастыре, работали, и здесь при твоей святительской милости шесть лет без перемены. А переменитце, государь, нам неким. И домишками приоскудали, и деревенские участки призапустели без своего призору, и платьишком и обувью обносились; да потом тебе, великому государю, ведомо, что ныне на нас государев наложный хлеб великий за стрелецкие запасы. А ныне у нас берут серебреными денгами, а у нас, государь, платить некому.

Милосердый великий господин, святейший Никон патриарх, пожалуй (нас) работников своих, изволь, государь, пожаловать от т(воея мило)сти домой и дома лето пожить в домишках пристроить. Великий святитель, смилуйся”. На эту просьбу поступила резолюция Никона: “Напишите 4 иконы вместо киев местных, что в паперти. Да почините что есть у деисуса починка, да побудьте на год, а деньги, коли будут, целовальнику здесь заплатите” (Белоброва 1976).

В 1665 г. в Крестный монастырь на имя архимандрита Феофана и строителя старца Илинарха была направлена грамота патриарха Никона, в которой сообщалось, что “в нынешнем во 174м году декабря в 7 день бил челом нам, великому господину, Крестного монастыря иконник Мишка. В прошлом де во 173м году Божиим изволением хлеб от мороза позяб, и в дому де ево, Мишкине, жене с робятишки питатися нечем. А работает он, Мишка, нам, великому господину, восьмое лето в Крестном и Воскресенском монастырях ежегодно без перемены, а робят де у него шестеро, все малы и хлебом промышлять некому. А деревенский де участок — место низманное, водоимное и яровым хлебом севом по вся годы поздает. А за году хлеба з деревенского участка на семьишко не придет, прикупает непрестанно в людях, и от скудости и недороду оскудал и обдолжал. И мы, великий господин, слушали его, Мишкина, челобитья, указали ему, Мишке, быть здесь, в Воскресенском монастыре, указали на пропитание жены ево и детям из монастырской житницы дать чети ржы, ячмени тож. И как вам ся наша, великого господина, грамота придет, и вам бы велеть его, Мишкине, жене с детьми дать из Крестного монастыря четверть ржи, ячменя тож, без цены… Писано в Воскресенском монастыре 174 года декабря в 7 день” (Кольцова 1998).

Здесь говорится об иконописце: “Человек он пришлый, сродцов ближних никого нет и призрить некому”.

В Казначейской описи Воскресенского монастыря за 1665 г. среди перечня икон, хранившихся в “крайнем сушиле верхнем”, числилось “пять икон Воскресения Христова, писаны на золоте, письма Михаила иконника с товарищи” (Белоброва 1976).

В 1671 г. Крестный монастырь заплатил иконописцам Михайле Алексееву да Артемью Афанасьеву за то, что они “писали образ Честнаго Животворящаго Креста Господня в чудесах” по приказу архимандрита Сергия с братиею (РГАДА. Ф. 1195. Оп. 1. Ед. хр. 192. Л. 29об).

В 1671–1673 гг. Михаил Алексеев работал в Холмогорах. В частности, он написал там “Образ Креста Воздвижения в чудесах” (РГАДА. Ф. 1195. Оп. 1. Ед. хр. 192а).

В 1672 г. от Крестного монастыря был “приказ иконописцам Михайлу да Василью (Василий Михайлов. — Ред.) Алексееву, как они отпущены к Архангельскому городу… для иконного письма” (РГАДА. Ф. 1195. Оп. 1. Ед. хр. 192. Л. 42об) (Кольцова 1998).

В 1682 г. Михаил Алексеев с детьми расписал собор в г. Онеге (ГААО. Ф. 60. Ед. хр. 70). (Ред.)

В 1684 г. для вновь построенной каменной Успенской церкви в Пертоминском Преображенском монастыре “у моря на Унских рогах” подрядились “писать святые иконы Крестного монастыря вотчины крестьяне иконописцы Михайло Алексеев с детми да Артемон Афонасьев и писать начали”.

Архимандрит Крестного монастыря (вотчиной которого был Пертоминский монастырь) Паисий запретил иконописцам работать. По этому случаю строитель Пертоминского монастыря Михаил Харзеев послал жалобу царям Ивану и Петру, где пишет, что других художников, равных мастерством, “изза новости и пустоты места” нанять некого и просит оставить прежних иконописцев, чтобы “было единых изуграфов мастерства, а не разных мастеров” и чтобы не было лишних убытков изза передаточных подрядов и “в подъеме из далних мест”. Просьба была удовлетворена (ДАИ. Т. 10. СПб, 1867:309; Приклонский 1927).

5 октября 198 (1689) г. Михаил Алексеев составил список сюжетов для росписи Успенской церкви: “198 октября в 5 день во отоце окиянския путины в Преображенской пустыне при строителе иеромонахе Михаиле Харзееве со братиею зографы Михаил Алексеев с товарыщи в новозданной Успенской каменной церкви смотрели внимательно о подписании внутрь святаго олтаря и той же святыя церкви и трапезы о приличестве бытностей, где что от святаго евангелия и от писания праведных и святых отцов подобает писати благочинно, мудренно, пачеж правоверно, и смотревше о том всебратственно с теми же вышеписанными зографы учиня тому роспись с подписанием рук наших и иконописцовых и всему тому Иона собственные статьи под сим подписанном: 1. Во святом олтаре писать от святых 7 тайнах. 2. Во святей церкви на западней в среднике святое Отечество. На той же западной стене обо полы святых вселенских святых отцев соборы. 3. На южной и северной странах древние бытности чрез Христа Иисуса сына Божия и бога от святаго Евангелия.

В трапезе на восточных дверех образ Знамения Богородицы. На той же стене в южном углу Пох(вала) Пресвятой Бог(ородицы). На той же стене в северном углу Всем скорбящим радость. На западных дверех образ Спасителев со апостолы егда посылаше их два. На той же стене в углу прямо братского стола, а в ты дор… слав 11 де(нь?) о кипарис… млад и предвозраст. В трапезе ж на правом столпе с восточной страну Пахомий Великий, запад Ефрема Сирина. С юга — Зосимы и Савватия соловецких чудотворцев, с северную страну Сергия и Никона Радонежских чудотворцев. На левом столпце с востока Евфимия Великого, запад Иоанна Дамаскина, с юга Савва Освященный и Иоан списавшаго святую лествицу, с северную страну преподобных Кирил Белозерских и Антоний Сийский. А над все вышеписанные статьи буди святая воля великого бога и в нем святых и великих милосрдных государей наших строителей”.

На обороте подписи. В том числе: “Вместо отца своего Михаила Алексеева иконника сын его Андрюшка и за себя руку приложил. Савка Михайлов иконников руку приложил” (ГААО. Ф. 60 (Пертоминский монастырь). Оп. 1. № 54. Л. 2) (Брюсова 1984:326).

В 1693 г. Крестным монастырем были выплачены деньги “иконнику Михаилу Алексееву с детьми за работу иконного письма за тридцать за восемь икон… крестовых, что они писали в прошлом году” (РГАДА. Ф. 1195. Оп. 1. Ед. хр. 492. Л. 50) (Кольцова 1998).

Биографические данные Михаила Алексеева дополняет недатированная челобитная Авраамки Фомина патриарху Никону: “Великому Государю Святейшему Никону патриарху бьет челом сирота твой Государев Авраамко Фомин Польской волости. В прежние, Государь, годы имал я, сирота, у Василья Афанасьева да у Михаила Алексеева иконника от Спаса Конецострова в соль по алтыну пуд, а для веры давал им на себе вдвое кабалы по два алтына пуд, а для веры давал им на себе вдвое кабалы по два алтына пуд, и тои Василий да Михайло разделывали в прежние годы вправду, а лишних приписных в кабалах на мне денег не имали, а ныне, Государь, есть у них, Василья да Михайла, на меня остальныя такия же двойныя кабалы, а ныне, Государь, платить тех кабал для скудости вскоре мне, сироте, стало нечем. А они, Василий да Михайло, тех кабал из двоих не переписывают, и колько есть платежу и то на кабалах не подписано. Милостивый великий Государь святейший Никон патриарх, пожалуй меня, сироту: вели, Государь, тому Василию да Михайлу те мои двойные кабалы переписать в прямых деньгах, и что есть платежу моего по счету в те кабалы в уплату написать. Государь, смилуйся” (Кольцова 1998, со ссылкой на: Попов М. Челобитные патриарху Никону с его собственноручными решениями // Русский архив. 1894. № 11:291).

Библиография:

ДАИ. Т. 10. СПб., 1867:309; Приклонский А. Пертоминский архив. Описание рукописей СпасоПреображенского Пертоминского монастыря, хранящихся в музее Соловецкого общества краеведения XVII–XVIII вв. // Соловецкое общество краеведения. Материалы. Вып. XV. Соловки, 1927:41–42; Белоброва О. А. Челобитная иконников Крестного онежского монастыря патриарху Никону // Культурное наследие древней Руси. М., 1976:400–405; Брюсова 1984:158, 326; Овсянников 1992/1:53; Кольцова 1998:82–87.


©2003-2009 Игорь Александрович Кочетков, текст.